«Вот и лето прошло»: стихотворение-прощание Арсения Тарковского


Вот и лето прошло...

Любовь и философские размышления – одна из важнейших составляющих поэзии Арсения Тарковского, как, впрочем, и его непростой жизни. Именно в любви он черпал вдохновение. Во многих стихах этого поэта – следы разочарования, трагизма, безнадёжности и печали о том, чего уже не вернуть.


Вот и лето прошло,
Словно и не бывало.
На пригреве тепло.
Только этого мало.

Все, что сбыться могло,
Мне, как лист пятипалый,
Прямо в руки легло,
Только этого мало.

Понапрасну ни зло,
Ни добро не пропало,
Все горело светло,
Только этого мало.

Жизнь брала под крыло,
Берегла и спасала,
Мне и вправду везло.
Только этого мало.

Листьев не обожгло,
Веток не обломало...
День промыт, как стекло,
Только этого мало.

<Арсений Тарковский, 1967>
Источник: http://www.kulturologia.ru/blogs/010916/31160/
Tags:
promo rama909 june 20, 2015 16:07 11
Buy for 20 tokens
Ключевская Сопка — типичный стратовулкан с конусом правильной формы. Высота его меняется от 4750 до 4850 м и больше над уровнем моря. Это самый высокий из действующих вулканов Азии и Европы. Сложен переслаивающимися лавами и пирокластикой базальтового и андезито-базальтового состава.…
Очень люблю это стихотворение.
У Арсения Тарковского многое на музыку положено.
«Художник ощущает будущее как пророк, как собака, которая начинает выть при приближении землетрясения…»

"Творчество действительно требует от художника «гибели всерьез» в самом трагичном смысле сказанного. Предназначенность искусства не в том, как это часто полагают, чтобы внушать мысли, заражать идеями, служить примером. Цель искусства заключается в том, чтобы подготовить человека к смерти, вспахать и взрыхлить его душу, сделав ее способной обратиться к добру."

Андрей Тарковский


Как заметил некогда Пушкин, “от ямщика до первого поэта, Мы все поем уныло”.
С далеких пушкинских времен “унылость” эта перешла в иное качество — ощущение жизни как катастрофы, глубокое и болезненное taedium vitae. Читатели, кажется, до сих пор не могут смириться с этим, ища в поэзии не только эстетического удовольствия, но и — а может быть, и прежде всего — утешения “в минуту душевной невзгоды”, отдохновения в “немой борьбе”. Между тем, большой и несомненный поэтический дар подчас сочетается с трагизмом мироощущения такой силы, что поэзия теряет способность исцелять душу.
Лайк, если в голове звучал голос Ротару))