Трофейное мыло фронтовой санитарки.

Маленькая, опрятная старушка с палочкой. В чистом платочке с сумкой. Она появилась в моем кабинете неожиданно, просто потому, что из-за жары была настежь открыта дверь, а она не знала, куда ей постучаться.
Да и все равно до третьего, как оказалось, нужного ей этажа она все равно бы не дошла. Я пригласила ее присесть, нужная тетенька-чиновница оказалась на выезде и пока бабушка ждала ее, мы разговорились. Оказалось пришла она хлопотать за внучатых племянников, оставшихся сиротами.
А бабушка Вера Петровна оказалась удивительной!

Родилась она в 1925 году в селе на Рязанщине, в многодетной семье, где росли еще 6 ребятишек. Войну встретила шестнадцатилетней девочкой. А потом враг почти вплотную подошел к Москве, и район был оккупирован, а после освобождения в райцентр переехал эвакогоспиталь.


Туда по разнарядке из военкомата и определили в сущности еще малолетнюю Верочку. Впрочем, война скидок на возраст не делала. Вера служила сначала санитаркой, потом кладовщиком. А когда наши пошли на запад, госпиталь тронулся за войсками, со всеми простынями, одеялами, матрасами и бесконечными бинтами. И раненых приходилось выхаживать, и бинты кровавые стирать. И таскать на себе госпитальное добро.

Помнит Вера Петровна, как голодно было служить в составе 3 Белорусского фронта. Тогда они, девушки, буквально таяли на глазах, и плакали: кто же их замуж возьмет, таких тощих! "Ни спереди, ни сзади", - так выразилась моя собеседница. Но, перспектива замужества и мечта наесться "от пуза", были пока призрачными. В 1943 году Вера с госпиталем служила в Вязьме, в Смоленске.


Со Смоленском у нее связано самое страшное военное воспоминание. Они были уже на вокзале в г. Смоленске, должны были ехать в Оршу, и тут началась страшная бомбежка. Помнит Вера Петровна, что забилась она в щель, вырытую в земле, вместе с ней была молоденькая врач Сара. Сара плакать начала, а Вера молиться. Сара, еврейка же, говорит: "Научи меня молиться". А Вера и сама только "Отче наш" и знала. Ну начали они, стуча от страха зубами, повторять вдвоем слова молитвы. Среди бомбежки, в голос кричали, а голоса не слышно... Потом взрыв, удар, темнота. Близко бомба упала. Завалило девчат землей. А когда откопали, Сара лежала на груди у Веры. Она мертвая была, ей легкие сдавило. А Вера, контуженная, осколком в руку раненная - выжила. Видать, дошла до Господа горячая девчоночья молитва.




А потом передали госпиталь в состав 2 Белорусского. Тут уж и кормить начали получше, и война на излет пошла. Помнит Вера Петровна и Кенигсберг, и Прибалтику и Пруссию. А вот до Берлина 33 километра не доехали и об этом бабушка очень печалится: не довелось поглядеть...
После победы над Германией госпиталь поехал на восток. Но на половине дороги развернулись, кончилась японская война.
А дома, дома получили похоронку на отца, от горя и тяжелой работы умерла мама. Брат и сестра выхлопотали в военкомате Верочкину демобилизацию, потому что она была старшая из детей. 31 августа 1945 года для старшего сержанта Сычевой закончилась военная служба.

Помнит она начальника госпиталя Анатолия Мелентьевича, который при отправке домой нагрузил ее 2 подушками, трофейным одеялом, простынками и прочим барахлом. Вера брать не хотела, говорила, это же воровство, а Анатолий Мелентьевич и говорит:

"Воруй, девонька, приедешь до дома, а там ничего. С чем замуж пойдешь? Во что оденешься? Вон, генералы вагонами везут, а тут делов-то - две подушки, два чемодана!".

Во втором чемодане везла Вера мыло. Обычное, темно-коричневое, брусками. Вот на это мыло она с сестрами-братьями и выжила в голодном 1946 году....



https://zen.yandex.ru/media/projito/trofeinoe-mylo-frontovoi-sanitarki-5ad72bee830905f56834a4f1
Tags:
promo rama909 june 20, 2015 16:07 11
Buy for 20 tokens
Ключевская Сопка — типичный стратовулкан с конусом правильной формы. Высота его меняется от 4750 до 4850 м и больше над уровнем моря. Это самый высокий из действующих вулканов Азии и Европы. Сложен переслаивающимися лавами и пирокластикой базальтового и андезито-базальтового состава.…
с трофеями тогда многие вернулись домой...
Только кто-то машины-картины вез, а тут вот - подушки и мыло...