rama909 (rama909) wrote,
rama909
rama909

Грустная история.

Реальная история отношений графа Шереметьева и крестьянки Жемчуговой.

Крепостной театр семейства Шереметевых славился на всю Россию. Основателем театра был вовсе не граф Николай Петрович, родившийся в 1751 году. Его предки получили боярство за два века до его появления на свет. Состояние рода росло. Так что такую игрушку, как крепостной театр, обожал и всячески пестовал еще отец Николая - граф Петр Борисович. По всем имениям Шереметевых разыскивали одаренных детей крепостных и доставляли их к барскому двору. Там будущих артистов специальные педагоги - одни из лучших в России - обучали танцам, пению и актерскому мастерству. Будущим звездам «карманной» труппы давали также довольно приличное светское гуманитарное образование, делая особый упор на изучение иностранных языков. Их знание требовалось для пения в операх.

Так семилетняя Параша Ковалева, дочь кузнеца, попала в Кусково, московское имение Шереметевых, где располагался графский крепостной театр. Там-то она и начала постигать театральную науку. На сцену она впервые вышла в 1779 году - в возрасте десяти лет. Уже тогда стало ясно: это звезда! Девочка была поразительно грациозна. Ее нежный голосок, казалось, поднимается к самым небесам. Позже он перерос в мощное, берущее за душу лирическое сопрано. Когда тоненькую (такой она оставалась до самой смерти) девочку с огромными выразительными глазами заметил сын хозяина Николай Петрович? Достоверно это не известно. По одним данным, уже во время самого первого спектакля, где она замечательно исполнила роль прислуги. По другим - позже, когда она стала примой труппы и ей начали поручать главные роли.

Сегодня трудно сказать, в ком раньше вспыхнуло чувство. Но влюбленные сблизились не сразу. Молодой граф восхищался юной актрисой. И не только он. В 1787 году сама царица Екатерина II приехала в Кусково, чтобы послушать Ковалеву. Игра и голос артистки так потрясли ее, что она подарила Параше алмазный перстень. После этого случая крепостная актриса стала признанной звездой российской сцены. В кусковский театр теперь ходили «на Жемчугову». Да, теперь у нее был псевдоним. Графы давали «драгоценные» фамилии всем своим крепостным артистам. Как-то к Шереметевым на спектакль заехал даже сам император Павел I, который редко мог заставить себя выйти куда-либо из Михайловского замка. Молодой же граф Шереметев пребывал в странном положении. С одной стороны, ничего необычного в романе помещика с крепостной в то время не было. С крепостной актрисой -молодой, красивой, воспитанной, со вполне аристократическим манерами - тем более. Некоторые богачи держали целые гаремы из невольниц... С другой стороны, это было настоящее чувство, которому сам граф хотел придать законный статус. Тонко устроенному, культурному Николаю Петровичу претила общественная оценка его романа с крепостной актрисой. А отношение высшего света он очень даже чувствовал. Шереметева буквально атаковали невесты-аристократки: их нисколько не смущал факт присутствия в его жизни Жемчуговой. А у кого не было связи с крепостной девкой? Конечно, Прасковья Ивановна внешне и близко не походила на дворовую. В Кусково крепостных актеров называли по имени-отчеству, кормили с барского стола и одевали как аристократов. Но при этом, конечно, никто из лицедеев-невольников не забывал о своем статусе. За провинность из театра можно было запросто вылететь в какое-нибудь дальнее село или на скотный двор... И Николай Петрович, и Прасковья Иванов не томились таким статусом...
Но, как говорится, не было бы счастья, да несчастье помогло. Вскоре после достопамятного визита царицы в Кусково, в 1788 году скончался старый граф Петр Борисович Шереметев. Николай Петрович стал полновластным хозяином огромной империи, крошечной частью которой был крепостной театр. Но богатство не радовало наследника. Тоска по умершему родителю окунула аристократа в пучину пьянства. И в этой ситуации Параша Жемчугова показала себя с самой лучшей стороны. По мнению свидетелей, из запоя графа вывела именно крепостная актриса. Она терпеливо выслушивала излияния чувствительного дворянина, утирала его слезы, укладывала спать, как маленького. Терпение, нежность и забота крепостной девушки буквально вернули хозяина к жизни. А к жизни возвращаться нужно было определенно. На плечах Николая Петровича было немало обязанностей. Он являлся сенатором, тайным советником, директором дворянского банка...

Загул закончился. После счастливого спасения графа из пучины порока Жемчугова стала вторым человеком в театре. Крепостные актеры теперь именовали ее не иначе как Прасковья Ивановна. Избавление хозяина от пристрастия к алкоголю артисты восприняли как волю провидения. Было ясно: если Николай Петрович будет пить, дела театра - его любимого детища - пойдут хуже некуда. И светит всем звездам конюшня. Жемчугову невольники-лицедеи теперь считали своей спасительницей... Николай Петрович после кончины возлюбленного отца почувствовал себя посвободнее. Параша приобрела статус гражданской супруги. В глазах дворни. В глазах самого Шереметьева, конечно. Но не в глазах света. Николай Петрович не мог выходить в общество с крепостной. , Высокородные невесты : как ни в чем не бывало i продолжали осаждать ml его со всех сторон. А он хотел лишь быть с женщиной, о встрече с которой некогда написал: «Если бы ангел сошел с небес, если гром и молния ударили разом, я был бы менее поражен».

В 1797 году графу присвоили титул обер-гофмаршала. Такая царская милость требовала переезда в столицу. Петербургский свет всколыхнулся: Шереметев явился в столицу не один, а с крепостной девкой, с которой он живет как с женой. Невиданная наглость! Это в Кускове Параша чувствовала себя царицей и благодетельницей. А в холодном Петербурге ей в лицо тыкали ее статусом. Но тут на нее свалилась новая ужасная напасть. Холодные и влажные питерские ветра, в придачу к депрессии, которая настигла Парашу после переезда в столицу, спровоцировали развитие болезни, которую тогда не лечили, - чахотки, или туберкулеза. Причем она заболела самой страшной его формой - открытой. Доктора запретили Жемчуговой петь. Да и какое там пение: недуг отнял голос у актрисы.

В 1798 граф Шереметев даровал вольную Прасковье Ковалевой-Жемчуговой и всей ее семье. Изменило ли это положение вчерашней крепостной актрисы? Нисколько. В глазах чопорного высшего света она осталась наглой крепостной девкой, которая из корыстных целей охмурила одного из первых богачей России. В 1801-м Шереметев, мучимый угрызениями совести перед любимой женщиной (ведь это он увлек ее в столицу), добился от царя беспрецедентной милости. Император разрешил ему жениться на девице Прасковье Ковалевой. В том же году влюбленные тайно обвенчались. На бракосочетании присутствовали только свидетели из числа самых близких друзей. Но и статус законной супруги не изменил отношения света к Прасковье Ивановне. Впрочем, теперь ей было все равно: болезнь съедала ее легкие. Тем не менее в законном супружестве Шереметевы прожили около двух лет в поразительном мире, спокойствии и согласии. В феврале 1803 года родился единственный и долгожданный ребенок пары - сын Дмитрий. Но беременность и роды окончательно подорвали здоровье Параши. После появления на свет Дмитрия Николаевича графиня Шереметева прожила всего три недели. Грустные три недели.

Младенца ей показывали только издалека, боясь, что мальчик заразится от матери неизлечимой болезнью. Прасковья Ивановна плакала и просила, чтобы ей дали послушать, как лепечет ее сын. После этого она засыпала. 23 февраля 1803 года Прасковья Ивановна Шереметева скончалась. Все свое имущество она завещала бедным. За ее гробом шли муж и коллеги по крепостному театру. Николай Петрович пережил свою любимую жену всего на шесть лет.





https://zen.yandex.ru/media/redcat/grustnaia-istoriia-5b1a41f420ea2bee033f3f22
Tags: любовь
Subscribe

promo rama909 june 20, 2015 16:07 11
Buy for 20 tokens
Ключевская Сопка — типичный стратовулкан с конусом правильной формы. Высота его меняется от 4750 до 4850 м и больше над уровнем моря. Это самый высокий из действующих вулканов Азии и Европы. Сложен переслаивающимися лавами и пирокластикой базальтового и андезито-базальтового состава.…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments