Сибирячка Аня.



Мы сидели в клубе и беседовали, ожидая сбора всех товарищей, которым сегодня предстояло получить награды. Подполковник Чамов знакомил меня с собравшимися. Вот этот высокий блондин с перевязанной рукой - Игнатов. Он - артиллерист, награжден орденом Отечественной войны первой степени. Офицер очень хороший, горяч только. Был случай, когда Игнатов оставил батарею на своего заместителя, а сам возглавил бросок пехоты в атаку. Рядом с ним старший сержант Дудников - сапер. Это сталинградец, отважный воин и ценный специалист. Фамилия этого майора - Левченко. В Сталинграде он был лейтенантом, а теперь заместитель командира полка.

Самые отважные и умелые воины собрались сюда. По их боевым биографиям можно составить историю всей гвардейской дивизии. Здесь было мало таких, кто не имел еще наград. У Дудникова их две, у Игнатова - две, у Чамова - три боевых ордена. Одни командуют подразделениями, другие являются рядовыми бойцами, третьи обеспечивают дивизию питанием, боеприпасами, четвертые строят для дивизии мосты, прокладывают дороги, обезвреживают немецкие мины.

В клуб вошел высокий сержант с красным шрамом через все лицо.
- Утвенко, - шепнул мне подполковник, - истребитель танков.

Представитель наградного отдела пригласил Утвенко на сцену, а Чамов рассказал мне про него следующую историю. В Сталинграде Утвенко поджег немецкий танк, который три дня подряд обстреливал блиндажи штаба полка. Около горящего танка он был ранен в лицо и потерял сознание. Вызвалась подобрать Утвенко санитарка Анна Стоплик. Ей разрешили. Аня начала пробираться к танку. Немцы тут же открыли по ней огонь. То спереди, то сзади рвались немецкие мины. Все с замиранием сердца следили за Аней, и никому не верилось, что она останется невредимой. Но вот Аня уже у танка, она нагнулась над раненым, перевязала его, положила па плащ-палатку и ползком стала тянуть его к своим. Немцы усилили огонь. Но Аня благополучно достигла своей траншеи и вместе с раненым спустилась в нее.

- И вот Утвенко до сих пор здравствует, - закончил подполковник. - Видели, какой молодец!
- А Аня где? - спросил я.
- Она служит в том же полку командиром санитарного взвода. Между прочим, сегодня она должна здесь быть...
Действительно, через некоторое время в клуб пришла Анна Стоплик, младший лейтенант, девушка небольшого роста, в шинели, туго перетянутой ремнем. Крупные темные глаза, черные брови, свежее, ясное, чуть застенчивее лицо.

Родина Анны Киприановны Стоплик - село Вторая Покровка, рядом со станицей Чистозерной, Новосибирской области. Окончив акушерскую школу, она работала в больнице, где и застала ее война. На войну ушли четыре брата Ани. Сама она тоже подала заявление в военкомат, чтобы ее направили в действующую армию. Но военкомат отказал. Она еще два раза обращалась в военкомат с прежней просьбой. Наконец, ее взяли в армию и направили в дивизию Гуртьева, ставшую впоследствии знаменитой Сталинградской дивизией.

Аня рассказала нам свою боевую историю. Батальон капитана Матвеева, в котором Аня стала работать помощником командира санитарного взвода, немцы здорово бомбили на марше. Ане было жутко. Она пряталась в щели и чувствовала, что сердце от страха готово выпрыгнуть из груди. Одна бомба попала в машину с боеприпасами. Стали рваться снаряды. Аня лежала в щели, сжав обеими руками голову.
И вдруг кто-то крикнул:

- У машины ранен боец!
Аня вышла из щели. Она сейчас точно не помнит, какое чувство подняло ее тогда, но думает, что это была жалость к раненому. Стоны раненого так подействовали на нее, что она встала и пошла к машине. По дороге она не раз падала на землю - ей казалось, что все бомбы летят на нее.

У машины лежал высокий, широкоплечий мужчина лет сорока. Он был ранен в голову и в правый бок. Аня стала перевязывать его, и он успокоился, перестал стонать. С большим трудом Аня затащила раненого в щель. Он подчинялся всем её требованиям и потом вдруг спросил:

- Как тебя величают, сестрица?
- Аней.
- Аней! - повторил раненый. – У меня дочка Аня, восемнадцати лет... Напишу ей про тебя...
Это было 9 сентября 1942 года под Котлубанью.

После был Сталинград. Огонь, без конца огонь, всюду огонь. В несмолкаемом грохоте боя ходила, ползала, бегала санитарка Аня. Был ранен на пути в батальон связной командира полка боец Барков. Аня под огнем подползла к нему, оказала первую помощь, оттащила в укрытие. Барков просил пить. Ни у кого из бойцов во фляжках не было воды. Аня взяла фляжку и под осколками мин и снарядов пошла к Волге. Она обязана напоить раненого – может, это спасет ему жизнь.

Так каждый день. Тяжело было подбирать раненых, а еще тяжелее эвакуировать их до переправы через три километра сплошного огня. Этот путь совершала Аня порою несколько раз в ночь.

После Сталинграда – Орёл, Брянск, Белоруссия. Одни бои сменялись другими. Аня потеряла счет тем, кому она оказывала помощь. Она вытащила из-под огня командира роты Моисеенко, командира батальона капитана Матвеева, старшего лейтенанта Труборова и еще многих других.

Недавно дивизия форсировала один водный рубеж. Аня двое суток без перерыва эвакуировала раненых через реку. Немцы держали переправу под сильным огнем. Пришлось двое суток ходить через ледяную воду.

Вот какова эта русская женщина – воин Анна Киприановна Стоплик. За боевые заслуги ее наградили орденом Красного Знамени и медалью «За оборону Сталинграда». Сейчас она получила орден Красной Звезды.

…Приехал командующий. Награжденных построили в шеренгу. Аня Стоплик оказалась рядом с сержантом Утвенко.

Командующий, старый генерал, узнал Аню и крепко пожал ее маленькую девичью руку.

- Спасибо, девушка, за службу, - сказал он. – Спасибо за всех, кого вы вынесли с поля боя и спасли для Родины, для Красной Армии.
Майор П. Трояновский,
специальный корреспондент «Красной звезды».
1-й Белорусский фронт
(Публикация из газеты «Красная звезда», № 57 (5737), 8 марта 1944 г.)

Кто сказал, что старые газеты – это ненужный хлам, макулатура? И что живут они всего один день… Как же тогда быть с их героями? Старые газеты многое могут о них рассказать.

Возможно, фронтовой корреспондент «Красной звезды» Павел Иванович Трояновский очень торопился, когда делал в номер свой материал. А, может, еще раньше, в праздничной суете, что царила во время награждения бойцов и офицеров 336 гвардейского стрелкового полка, не очень внимательно слушал его командира, подполковника Чамова. Потом взял да и записал неверно фамилию будущей героини своей публикации. Хотя, возможно, ошибка появилась и позже – уже в типографии. Всякое бывало.

В любом случае, всё написанное о сибирячке Ане было правдой. Единственное, фамилия её была Стойлик. Отчество? Действительно, Киприановна. Хотя и с ним тоже возможны разночтения. Принято было в России иногда имя Киприан произносить чуть иначе – Куприан. Вот и наградные листы на героическую медицинскую сестру Анну Стойлик тоже с разночтениями – она то Киприановна, то Куприяновна. Но Стойлик – это точно!

Гвардии лейтенанту медицинской службы Стойлик суждено было выжить на войне и дойти до Берлина. Об этом можно узнать на странице Бессмертного полка, которую ведет двоюродная внучка Анны Куприяновны.

Вот только фото бабушки Татьяна Гуштейн не разместила… Но наверняка Татьяне будет интересно, что 8 марта 1944-го писал о сибирячке Ане военкор «Красной звезды» Павел Трояновский.





https://zen.yandex.ru/media/moypolk/sibiriachka-ania-5b0af12379885e1c967ebdce
Tags:
promo rama909 june 20, 2015 16:07 11
Buy for 20 tokens
Ключевская Сопка — типичный стратовулкан с конусом правильной формы. Высота его меняется от 4750 до 4850 м и больше над уровнем моря. Это самый высокий из действующих вулканов Азии и Европы. Сложен переслаивающимися лавами и пирокластикой базальтового и андезито-базальтового состава.…